ПЕРВЫЕ ШАГИ

Если уж быть совершенно точным, то начался «Детскосельский» в 1929 году как участок совхоза «Колпинский» и лишь два года спустя был выделен в систему овощеводческого объединения. В списках рабочей силы совхозов Леновощетреста «Детскосельский» упоминается с 1 ноября 1931 года. Эту дату и принято считать днём его основания. Достались «Детскосельскому» захиревшие поля, сплошь покрытые кустарником. Место низкое, сырое. Но территорию эту выбрали потому, что находилась она в двух километрах от железнодорожной станции Детское Село, через неё проходило Колпинское шоссе и рядом был обжитой посёлок Новая Деревня.

Первый деревянный дом, построенный в новой усадьбе, сгорел в Великую Отечественную. В пятидесятых на его месте был построен точно такой же – как напоминание о том времени. А жили тогда в бараках.

Начали строить жильё и производственные объекты. Первым директором совхоза был назначен Николай Иванович Хлопков. Было ему тогда всего 26 лет. Но, несмотря на молодость, Николай Иванович успел пройти путь от рабочего в совхозе «Тимково» на Новгородчине до директора молочной фермы ЛСПО «Осиновая Роща».

В «Детскосельском» Хлопков проработал шесть лет, а затем его направили поднимать другие сельскохозяйственные предприятия.

И директор, и парторг совхоза И.С. Топоровский поняли, что хозяйство надо начинать с нуля. Решили: главное – создать работоспособный коллектив. Н.И. Хлопков пригласил в «Детскосельский» нескольких рабочих и служащих, с которыми он трудился в «Осиновой Роще». Главным агрономом стал И.М. Удом, должность главного бухгалтера занял И.С. Фогель, Ф.А. Дорохов совмещал должности секретаря директора и заведующего делопроизводством, бригаду животноводства возглавил Я.М. Юргенсон. Молодые специалисты, да ещё с образованием, они были в те времена на вес золота. Главным инженером был назначен А.И. Шмидт, который работал в «Детскосельском», когда тот ещё был отделением «Колпинского». Про таких, как Алексей Иванович, всегда говорили – «мастер золотыеруки». И это не было преувеличением: А.И. Шмидт до последнего винтика знал всю совхозную технику, владел всеми cпециальностями и в случае необходимости мог подменить любого человека в своей «епархии».

Первым делом надо было наладить производство. Ведущей отраслью совхоза было определено животноводство. Без достаточного количества кормов обеспечить скоту еду на зимовку было невозможно. К тому же и строительство скотных дворов не было закончено. А ещё нужно было сформировать стадо, нанять обслуживающий персонал. И учить, учить людей. Учить буквально всему. Опытных доярок и скотников не хватало. Занятия организовывали прямо на ферме, чтобы на практике закрепить только что полученные знания. Словом, делалось всё, чтобы молодое, неокрепшее хозяйство встало на ноги.

Главного зоотехника Анну Михайловну Яковлеву назвать человеком с ангельским характером вряд ли кто-нибудь отважился. Она была принципиальна, требовательна, умела настоять на своём. В конторе её найти было практически невозможно: сотрудники шутили, что постоянная прописка у Анны Михайловны – на скотном дворе. Главный зоотехник занималась улучшением племенных качеств скота, воспроизводством стада. Забегая чуть вперёд, скажем, что в 1935 году к «Детскосельскому» присоединили совхоз «Холмогоры» в Киришском районе и там построили ферму для выращивания молодняка. Но прежде чем добились первых результатов, пришлось попотеть: чтобы нестандартные, полуразрушенные постройки в «Холмогорах» приспособить под новые цели, бригада строителей М.И. Трощенкова отремонтировала помещения и переделала их в соответствии со специализацией.

Люди потянулись в «Детскосельский». Вскоре в животноводстве было уже три бригады по производству молока и одна – по выращиванию молодняка. В полеводстве две бригады занимались заготовкой кормов, третья – выращиванием овощей. Но в первые годы овощеводству уделяли меньше внимания, чем возделыванию кормовых и зерновых культур.

Тогда, в начале тридцатых, и кормовая, и материально-техническая база совхоза были, мягко говоря, слабыми. Но даже при такой нищете удалось не только сохранить стадо, но и получить прибавку в надоях. Конечно, они ни в какое сравнение не шли с нынешними – тогда радовались семи, много девяти килограммам молока от коровы в сутки. Но истоки нынешних молочных рек «Детскосельского», они там, в том времени.

Теперь, когда СПК «Детскосельский» имеет современный молочный комплекс, построенный в 2006 году и оснащённый самой современной техникой, трудно представить себе, что в самом начале пути на животноводческих фермах вовсе не было никакой механизации. Кроме разве что водопровода да узкоколейки для развоза кормов. Навоз убирали вручную, вывозили его со двора на тачках. Воду скот пил из желобов. Они же служили и кормушками. Силос выгружали прямо в окна из четырёх силосных башен. Корма развозили по скотным дворам, сваливали в тамбур или на площадку при входе. А доярки уже вручную разносили их своим коровам. Обслуживали они по двадцать коров в смену при трёхкратном доении. Бидоны с молоком в магазины отвозили на лошадях.

Но поголовье росло, и надо было думать об укреплении кормовой базы. Задача не из лёгких: более половины площадей срочно нуждались в коренном улучшении, а средств и техники для этого было – с гулькин нос. Наверное, можно было бы, сославшись на объективные трудности, сидеть, сложа руки. Но руководство совхоза приняло решение, не ожидая помощи сверху, собственными силами повысить плодородие земель и продуктивность стада.

Главный агроном «Детскосельского» Иван Матвеевич Удом в деле возрождения плодородной способности сельхозугодий основную ставку сделал на мелиорацию площадей. Переувлажнённые совхозные земли для ведения мелиоративных работ были расположены, по мнению главного агронома, удачно. И он доказал, что будущее принадлежит земледелию на мелиоративных землях. Так появились в совхозе первые, пока ещё примитивные осушительные системы.

Сев вели по старинке, на лошадях, плугом. Сегодня, пожалуй, в СПК и не сыскать человека, который бы объяснил, как настроить конный плуг! А тогда, в 1932-м, в совхозе было всего три трактора. Прибавьте к этому три полуторки и одну трёхтонку в автохозяйстве – вот и вся техника. Но главный инженер совхоза А.И. Шмидт был убеждён, что уже в недалёком будущем будет в «Детскосельском» и машинно-тракторная станция, и гараж, и ремонтная мастерская. К тому, что имели, относились рачительно, по-хозяйски.

В бесконечных трудах и заботах прошёл первый год жизни «Детскосельского». Результаты были скромными: 2540 килограммов молока от каждой из пятисот коров, около тысячи тонн овощей и картофеля получил Ленинград, заготовлены свои корма.

Начало было положено.

СТАНОВЛЕНИЕ

В середине тридцатых годов прошлого века была поставлена задача дальнейшего подъёма сельского хозяйства страны. Задача поставлена – надо её выполнять. Главное – найти правильный путь для повышения эффективности растениеводства и животноводства.

  

Обеспечить скот кормами собственного производства можно было за счёт повышения урожайности полей, мелиорации, заготовки и внесения в почву органических удобрений, совершенствования агротехники возделываемых культур.  Больше внимания стали уделять и воспроизводству стада, и улучшению породности коров. Думали над тем, как лучше ухаживать за животными и содержать их. Запланировали механизацию технологических процессов. Задумались над тем, как организовать выращивание достаточного количества молодняка по замкнутому циклу. Не забыли и о людях – в планах развития совхоза были серьёзные социальные преобразования.

  

Культура производства с каждым годом повышалась. Руководство «Детскосельского» считало, что рабочие должны знать, из чего складываются расходы, где и на чём теряет хозяйство, где приобретает, из чего формируется себестоимость продукции. Важно было, чтобы все в совхозе понимали важность расчётов и экономических показателей.

   

Молодой экономист Иван Васильевич Сластэнский (он пришёл в «Детскосельский» в 1934 году) создал систему анализа хозяйственно-финансовой деятельности ферм. Руководство стало получать данные об основных показателях работы хозяйства максимально быстро. Введение этой системы не только позволило делать точные прогнозы на будущее, но и давало возможность бороться за снижение себестоимости продукции всему коллективу. Уже тогда, в середине тридцатых годов, этот показатель стал важнейшим. Итог: за три года прирост производства молока составил 20 процентов.

   

Постепенно стал преображаться и посёлок. У тружеников «Детскосельского» появились магазин, столовая, клуб. Построили начальную школу. И преподавали в ней не хуже, чем в городских! Рядом с усадьбой совхоза разбили сад, главную улицу посёлка замостили булыжником, через речку Славянку построили деревянный мост на сваях. 

   

ВОЗМУЖАНИЕ

1938 год ознаменовался передачей «Детскосельского» Союзному тресту молочного животноводства, который находился в Ленинграде. Совхоз существовал уже семь лет. В хозяйстве стало больше техники, расширились и стали более продуктивными угодья и фермы. Но сделать предстояло ещё немало.

    

Ленинградский обком ВКП(б) направил в совхоз директором И.С. Шинкарёва. Двадцать два года в общей сложности директорствовал в «Детскосельском» Иван Сергеевич: с 1938 по 1941 и с 1958 по 1978 год. Молодой, двадцати восьми лет от роду, директор сразу определил для себя основные направления развития хозяйства. Важнейшими он считал повышение культуры производства, соблюдение дисциплины труда и улучшение быта рабочих. Программа переустройства доставшегося ему хозяйства была, в сущности, простой: строительство и механизация производственных процессов, воспитание и повышение квалификации кадров.

   

Программу приняли, и совхоз стал всё больше производить молока, мяса, овощей. Планы продажи государству продукции регулярно перевыполнялись. В 1940 году были получены рекордные урожаи: картофеля 209 центнеров, зерновых – 22 центнера, силосных – 215 центнеров с гектара. Рост продукции за восемь лет – в два-три раза! Молока получили 20 тысяч центнеров. Мяса сдали более шестисот центнеров. В 1939 году совхоз получил прибыль 566 тысяч рублей, в 1940 – почти 900 тысяч. Теперь предстояло сделать рентабельность производства устойчивой.

   

Помешала война…

 

ВОЕННОЕ ЛИХОЛЕТЬЕ

   

В июне 1941 года в «Детскосельском» заканчивали весенний сев. Стараниями главного агронома хозяйства Матвея Абрамовича Бейлина (он сменил на этом посту С.П. Ельшанского) в открытый грунт были посеяны огурцы, посажены помидоры. Их собирали по 280-320 центнеров с гектара и уже в июле отправляли в Ленинград. Планомерно шёл сев вико-овсяной смеси на зелёный корм, заканчивалась подготовка к уборке сена. Из теплиц собрали урожай ранних овощей.

    

Экономист И.В. Сластэнский записал в своём дневнике: «17 июня. Рабочий комитет… записывает желающих на экскурсию в Петергоф на 22 июня». Экскурсия не состоялась. 23 июня многие рабочие и служащие совхоза ушли на фронт. Среди них был и директор «Детскосельского» И.С. Шинкарёв. Сюда он вернётся только через 17 лет… Вместо него директором была назначена А.М. Яковлева.

   

Вражеские войска всё ближе подходили к Ленинграду. В середине июля из Куйбышевского района города присылали людей на уборку картофеля – урожай был богатый. Но уже в конце месяца началась частичная эвакуация тружеников совхоза. В середине августа гитлеровские войска прорвали Лужский оборонительный рубеж. Совхоз получил приказ эвакуировать стадо в Вологодскую область. Часть менее продуктивного скота сдали на мясокомбинат. В пригородной зоне из оставшихся коров организовали несколько небольших ферм. Оттуда молоко поставляли в госпитали и детские учреждения. Над совхозом всё чаще кружили немецкие самолёты. Появились первые убитые и раненые при бомбёжках. Людей, трудившихся на уборке урожая, обстреливали из артиллерийских орудий. Из-за постоянных обстрелов собранные картофель и овощи вывозить с полей можно было только по ночам. Урожай было приказано спасти любой ценой. Из-за не прекращающихся обстрелов жители переселились в землянки.

   

Как и все ленинградцы, оказавшиеся в кольце блокады, рабочие совхоза принимали участие в обороне города. В осаждённом Ленинграде умерла А.М. Яковлева. В апреле 1942 года под Невской Дубровкой был убит старший лейтенант М.А. Бейлин. Многие труженики совхоза остались лежать в ленинградской земле. Те, кто выжил, верили в победу и ждали того часа, когда можно будет вернуться в родные места. 21 января 1944 года началась операция по полному снятию блокады. Через три дня передовая линия фронта, которая с сентября 1941 года проходила по территории совхоза  «Детскосельский», переместилась далеко на запад.

   

ВОЗРОЖДЕНИЕ

   

Сразу после полного освобождения Ленинграда от вражеской блокады было принято решение о форсированном восстановлении разрушенных промышленных центров и посёлков области. От «Детскосельского» не осталось ничего. Вся земля была в осколках бомб, снарядов и мин. К тому же территория была заминирована. В освобождённый совхоз со всей страны начали возвращаться люди. Из армии первым вернулся в хозяйство Н.И. Воробьёв, который на первых порах и возглавил хозяйство. Совхоз его стараниями получил четырёх лошадей и двух коров. Начали строиться, расчищать поля, ремонтировать мелиоративную сеть. В ход шло всё. Так, противотанковые надолбы, имеющие форму пирамиды, стали основанием для силосных ям. Эти сооружения до сих пор служат хозяйству.

    

В 1946 году было создано Главное управление совхозов Ленинградской зоны, в которое вошёл и «Детскосельский». Это позволило получить материальные ресурсы и специалистов. Директором совхоза был назначен С.С. Ширяев. Он и встал во главе планомерного восстановления хозяйства. В первую голову надо было строить жильё для возвращающихся на пепелище людей. Главное управление совхозов выделило «Детскосельскому» двенадцать стандартных дощатых финских домиков. Их быстро установили на усадьбе. Жители вновь взялись за озеленение посёлка. Постепенно хозяйство входило в свой обычный ритм. Только работать приходилось, как и в 1932 году, вручную.

В 1947 году совхоз получил немного техники – четыре трактора и столько же машин. То есть, в хозяйстве стало на один трактор больше, чем в 32-ом году. На 120 гектарах посеяли кормовые культуры и немного овощей и картофеля. К осени построили молочную ферму, ставшую домом для более ста голов крупного рогатого скота. До конца года надоили около трёхсот центнеров молока, первые сто центнеров сдали государству.

  

В 1949 году в совхозе было уже девяносто рабочих. Они освоили триста гектаров земель. По-прежнему большую часть отводили для кормопроизводства. Внесение органических и минеральных удобрений позволило поднять урожайность всех культур. Прочная кормовая база была создана, что позволило повысить продуктивность фермы.

   

После войны вернулся в родной совхоз И.М. Удом. Так как на должность главного агронома уже был принят Д.Ф. Сеначёв, Иван Матвеевич возглавил бригаду растениеводства и стал налаживать производство овощей.

   

Да, «Детскосельский» набирал силы. Но надо было радикально повышать экономическую эффективность производства. Было принято решение открыть свиноводческие фермы. Взяли кредит в банке и начали строить свинарники хозяйственным способом. В ход шли местные материалы – камни, глина и доски. До наступления зимы в новых помещениях уже откармливали около полутора тысяч поросят.

   

Наконец, в 1950 году совхоз вышел на довоенный уровень производства. В совхозе уже работало сто двадцать человек. Строилось жильё. Памятен этот год ветеранам тем, что в 1950-ом зарыли последнюю землянку. За ненадобностью.

 

КОРЕННЫЕ ПЕРЕМЕНЫ

   

В 1956-ом году «Детскосельский» уже прочно стоял на ногах. Удои на корову стали выше трёх с половиной тысяч килограммов. К лучшему изменилась организация труда на фермах. Ввели двукратное доение коров, переоснастили производственные участки, внедрили механизированное доение и поение скота.

   

Развивалось, несмотря на неблагоприятные климатические условия, и овощеводство. Но уровень производства и в «Детскосельском», и в целом по стране не отвечал современным требованиям. Чтобы исправить положение, в 1958-ом году был создан специализированный трест овоще-картофелеводческих совхозов, в который вошли сорок хозяйств, в том числе и «Детскосельский». Перед ним, как и перед другими пригородными совхозами, была поставлена задача – в короткие сроки сделать специализированные овощные фабрики образцовыми высокотоварными предприятиями с передовой технологией производства. Конкретно для тружеников «Детскосельского» это означало ломать устоявшееся производство и переводить его на новые рельсы. А без перемен было нельзя – хотя люди выбивались из сил, хозяйство в 1958 году было убыточным.

  

Вновь, как и в начале пути, надо было обучить людей новым методам работы. Бригадиры, звеньевые и рабочие овощеводческих и картофелеводческих бригад зимой сели за парты.

   

Опять же забегая чуть вперёд, скажем, что в 1962 году  начали внедрять хозяйственный расчёт в отделениях и полеводческих бригадах, которого в ту пору ещё не было из-за того, что в полеводстве отсутствовали производственные планы по периодам работ.

   

Совхозу были нужны квалифицированные, грамотные специалисты как в овощеводстве, так и в животноводстве. Именно в переломном для хозяйства 1958-ом году в «Детскосельский» вновь назначили директором И.С. Шинкарёва. Он, теперь уже повзрослевший, многое испытавший подполковник запаса, сменил на этом посту тяжело заболевшего Павла Иосифовича Петрова.

    

Для Ивана Сергеевича было приятно узнать, что многие из сотрудников, с которыми он работал в тридцатые годы, остались верны «Детскосельскому».

   

Главным агрономом И.С. Шинкарёв назначил М.В. Васильева. В сельском хозяйстве Михаил Васильевич работал с 1931 года, был директором машинно-тракторной станции. С 1959 года в течение пяти лет он возглавлял в «Детскосельском» агрономическую службу. Уже после ухода из совхоза он защитил диссертацию, стал кандидатом сельскохозяйственных наук. Долгое время трудился в Ленинградском филиале Центрального института агрохимического обслуживания сельского хозяйства и постоянно поддерживал деловые контакты с «Детскосельским». Именно М.В. Васильев поставил растениеводство совхоза на научную основу. Изучил картограмму земель: сплошь и рядом они оказались сильно закисленными. «Развернул я картограмму земель совхоза,- вспоминал Михаил Васильевич,- а она вся, словно от стыда, красная (закисленные участки окрашиваются в красный цвет)». Агрохимическое обследование полей позволило определить оптимальные дозы минеральных удобрений. Стали вносить в этих местах известь в два слоя – под вспашку и культивацию. Михаил Васильевич быстро наладил семеноводство картофеля и других культур, особенно многолетних трав. Полностью обеспечил хозяйство семенами клевера.

   

В 1961 году М.В. Васильев вместе с овощеводами совхоза принял участие в Международной выставке в Эрфурте (ГДР). Все представители «Детскосельского» были награждены золотой медалью. Это была первая победа Михаила Васильевича.

   

С приходом нового директора главным зоотехником совхоза был назначен В.А. Горяшин. Он стал кандидатом сельскохозяйственных наук в 28 лет! Работал в Пушкинской научно-исследовательской лаборатории разведения и генетики сельскохозяйственных животных, но хотел быть поближе к практике. Это желание и привело его в «Детскосельский». Вениамин Алексеевич целенаправленно занялся работой по повышению продуктивности стада крупного рогатого скота черно-пёстрой породы и повышению процента жира в молоке. В результате его опытов по скрещиванию разных пород жирность молока у помесей увеличилась на тридцать процентов. В 1962 году В.А. Горяшин организовал племенную ферму, где стали выращивать чистопородных высококачественных быков для станции искусственного осеменения страны и тёлок для нужд хозяйства.

   

В 1968 году, когда В.А. Горяшин возглавил Ленинградское межрайонное управление племенных совхозов, его достойным преемником в «Детскосельском» стал Николай Семёнович Осипенко. Теоретические знания и богатый практический опыт этого специалиста позволили развивать отрасль дальше. А Вениамин Алексеевич в 1973 году был назначен начальником Ленинградского областного производственного объединения совхозов. С 1978 по 1981 годы он был заместителем председателя Леноблисполкома, а затем заместителем министра сельского хозяйства РСФСР. Так «Детскосельский» становился кузницей кадров на руководящие посты сельского хозяйства страны.

   

С 1958 по 1971 работал главным инженером в совхозе В.С. Никулинский. По мнению многих, именно он заложил основы всех технических служб хозяйства. При участии В.С. Никулинского создавалась ремонтная и обслуживающая техническая база, были построены мастерская промышленного типа, пункт диагностики машин и проведения уходов за ними, сделаны асфальтированные и крытые стоянки техники и её хранения.

   

Вновь возглавив хозяйство, И.С. Шинкарёв вместе со специалистами первым делом изучил ресурсы совхозных угодий. Результаты анализа были неутешительными: мелиорацию осуществляли лишь на половине полей; на остальных приходилось регулярно бороться либо с излишком, либо с недостатком влаги. Всего десять процентов земель имели нормальное увлажнение. Директор понимал, что от открытой мелиоративной сети, которую создавали ещё в довоенную пору, толку мало: теряется чуть ли не четверть поверхности полей, да и повышение урожаев минимальное. Взвесив все «за» и «против», Иван Сергеевич принял решение создать двойное регулирование водного режима почв. С одной стороны, осушать их закрытым дренажом, с другой – орошать интенсивные культуры и пастбища. Уже через два года после возвращения И.С. Шинкарёва в «Детскосельский» на ста гектарах площадей был заложен гончарный дренаж. В 1961 году он появился ещё на пятидесяти гектарах. Строительство гидротехнических сооружений на совхозных угодьях велось под руководством инженера-гидротехника В.Н. Шестакова. Он проводил мелиоративные работы прежде всего на тех участках, которые имели большой удельный вес пахотных земель и были расположены поблизости от животноводческих ферм. Это позволило сразу же интенсивно использовать вводимые в оборот площади. Результат: вложенные в осушение угодий средства полностью окупались, а прибыль, полученная от растениеводства, превысила капиталовложения.

   

Мелиорация помогла решить и ещё одну задачу: укрупнить площади полей. В 1959 году средний размер участка в совхозе составлял два гектара, десять лет спустя – уже тридцать. Это позволило шире применять технику.

   

Перед агрономами стояла ещё одна непростая задача – заново создать гумусовый слой. Дело это не одного года. Но добились своего. На поля стали вывозить необходимое количество органики, минеральных удобрений, извести. За семь лет – с 1962-го по 1969-й – средний оценочный балл сельхозугодий повысился с 39 до 58.

   

Ветеранам «Детскосельского» памятна история с заброшенными землями кирпичного завода – он располагался рядом с совхозом. Сто гектаров песчаных карьеров вклинились в земли хозяйства. Эти карьеры глубиной шесть метров давно уже заполнила вода, они заросли сорняками и кустарником. Сорняки душили культурные посевы. Технике не развернуться. Да пока их объедешь, эти карьеры, горючего и времени потратишь уйму. Тогда и решил И.С. Шинкарёв присоединить эти злополучные гектары к совхозным землям и силами тружеников совхоза сделать их плодородными.

   

Две недели работали, не покладая рук. А когда перевели дух, своим глазам не поверили: безжизненных карьеров с горами битого кирпича как будто никогда и не было. Теперь на их месте было ровное поле плодородной земли. Внесли на каждый отвоёванный у бесхозяйственности гектар по двести тонн органики, и к весне земля готова была к посеву. Для первого раза решили посадить капусту сорта «Московская поздняя». И.С. Шинкарёв доверил это дело тогда совсем ещё молодой М. А. Седовой. Несмотря на молодость, Мария Александровна была лучшей звеньевой в совхозе. И с задачей она справилась: с некогда гиблого участка было снято восемьсот центнеров капусты с гектара. Хорошие урожаи получали здесь и в последующие годы. Через несколько лет провели здесь гончарный дренаж, и участок стал частью общего севооборота. Как будто и всегда здесь был.

   

Затем взялись за карьер, который был возле свинофермы. С ним справились быстрее: и опыт был накоплен, и карьер был поменьше – двадцать гектаров. А всего ввели в оборот около четырёхсот гектаров заброшенных земель! Одних только камней собрали с полей больше шести тысяч кубов (очень пригодились потом эти камни при строительстве новых производственных помещений).

   

та работа позволила сделать некогда убыточное овощеводство прибыльным: стали получать с каждого гектара пашни по пятьсот рублей прибыли, а с картофеля – до двухсот пятидесяти.

   

О повышении эффективности производства думали руководители «Детскосельского» и тогда, когда взялись за транспортную инфраструктуру. Вдоль полей и мелиоративных систем проложили шестьдесят километров асфальтированных дорог, построили несколько железобетонных мостов.

    

Вот ещё один пример того, как можно по-хозяйски обходиться с землей. На участке «Южный» провели культурно-технические работы и осушили закрытым дренажом бедные, поросшие кустарником почвы. В 1965-ом году сняли по 250 центнеров картофеля с гектара. Тремя годами позже на этом участке вырастили по 450 центнеров моркови. Затраты окупились с лихвой: на осушение каждого гектара потратили 700 рублей, а чистая прибыль составила 3200 рублей.

На восстановление угодий в «Детскосельском» ушли три послевоенных десятилетия. Только к 1970-му году были созданы все условия для организации сельскохозяйственного производства на современном уровне.

Стали меньше зависеть от погодных условий. Теперь непогода существенно не сказывалась на сборе урожая.

   

«Детскосельский» всё дальше шёл по пути специализации производства. Такая организация работы позволяла добиваться ощутимых результатов.

    

В овощеводстве открытого грунта создали три бригады. За ними были закреплены техника, земля, рабочие. Одну из этих бригад возглавляла молодая, энергичная М.А. Седова. За пять лет её коллектив при неизменном количестве рабочих стал обрабатывать в два раза большие площади, при этом увеличивая объёмы и ассортимент выпускаемой продукции. Мария Александровна освоила возделывание тринадцати видов самых трудных культур. Каждое звено её бригады специализировалось на выращивании определённых овощей. До восьмисот центнеров капусты ранних, средних и поздних сортов снимали с гектара. Моркови выращивали по четыреста центнеров. За высокие достижения в работе в 1966-ом году М.А. Седова была награждена орденом Трудового Красного Знамени.

   

Работа в открытом грунте и в защищённом требует совершено разных навыков и знаний. Когда в 1959-ом году в «Детскосельском» решили создать бригаду защищённого грунта, И.С. Шинкарёв начал искать специалиста, который бы смог возглавить новый коллектив. На плодоовощном факультете Ленинградского сельскохозяйственного института директору совхоза порекомендовали выпускницу с красным дипломом Валентину Паршину. Было ей тогда неполных 22 года. Иван Сергеевич поверил в неё. И не ошибся. Вообще, как утверждают знавшие И.С. Шинкарёва, у него был дар находить хороших, грамотных специалистов. Валентина Романовна быстро освоилась в бригаде, и уже очень скоро овладела практическими навыками выращивания рассады и ранних овощей. Позже В.Р. Паршина вспоминала, как встретили её в «Детскосельском»: когда вместе с главным агрономом Михаилом Васильевичем Васильевым Иван Сергеевич Шинкарёв принимал её на работу, побеседовал и сказал: «Теоретически Вы, я вижу, подготовлены хорошо, посмотрим, что будет на практике. Мы Вас берём». И добавил: «А Вы посадили яблоню у нас в совхозе? Если нет, то поторопитесь: чем скорее посадите, тем скорее в её тенёчке отдохнуть сможете». И Валентина посадила яблоню.

   

Ну, а тепличное хозяйство В.Р. Паршиной с каждым годом становилось всё больше. И урожайность росла: с квадратного метра собирали до 22-25 килограммов ранних овощей. Тогда это были очень хорошие сборы. Через несколько лет, в 1965 году, бригада В.Р. Паршиной сдала почти 900 тонн ранней продукции и вырастила около пяти миллионов штук рассады.

   

1959-й год. В «Детскосельском» создаётся первое специализированное картофелеводческое звено. Его возглавил И.Г. Петров. Поначалу под эксперимент отвели тридцать гектаров. Звено получило по 180 центнеров клубней с гектара. Звеньевой попросил на следующий год удвоить площади. Собрали более 200 центнеров клубней с гектара. Под руководством Д.Ф. Сеначёва приступили к дальнейшему совершенствованию производства картофеля. Звено начало углублённую семеноводческую работу, чтобы обеспечить себя сортовым картофелем. Научно-исследовательские институты предоставили сорок центнеров сортовых клубней «Столового 19» и двадцать центнеров сорта «Веселовский». Обеспечили повышенную агротехнику, провели сортовую прочистку, приняли необходимые меры по борьбе с вредителями и болезнями растений. Результаты не заставили себя ждать: «Столового 19» сняли по 380 центнеров, а «Веселовского» - по 323 центнера с гектара.

   

Увеличивалась техническая оснащённость хозяйства. В 1964 году стало возможным перейти на новую технологию возделывания картофеля и соответствующую оплату труда за полученную продукцию. Главный экономист совхоза В.Ф. Сигаев, главный инженер В.С. Никулинский и агроном Д.Ф Сеначёв разработали технологическую карту и план агротехнических мероприятий. Звену И.Г. Петрова вручили аккордно-сдельный наряд, в котором указывалась закреплённая за ним площадь, плановая урожайность и валовой сбор. В коллективе, учитывая знания и опыт людей, широко применяли внутризвеньевую специализацию. И.Г. Петров отлично владел калибровкой клубней, их яровизацией. Тракторист В.И. Иванов лучше других нарезал квадраты при квадратно-гнездовой посадке раннего картофеля. Послепосадочный уход взял на себя А.Ф. Михайлов. Комплексная механизация возделывания картофеля была делом будущего, поэтому начали усовершенствовать технологию за счёт имеющихся средств. С помощью совхозных рационализаторов коллектив создал универсальный агрегат, который выполнял несколько операций. Многие механизаторы приезжали в «Детскосельский» изучать конструкцию машины и методы её эксплуатации.

   

По-прежнему главной заботой оставалось кормопроизводство. Его также выделили в отдельное звено. В 1965 году под возделывание кормовых культур было отведено более тысячи гектаров угодий. Площади под многолетние травы увеличились до семисот гектаров, под корнеплоды – до восьмидесяти. Первое время в кормопроизводстве большинство работ выполнялось вручную, но к концу седьмой пятилетки в этой отрасли было уже пятьдесят тракторов, ворошилки, пресс-подборщики и кормозаготовительные комбайны. А в неудобных для техники местах – на обочинах дорог, на пустырях, по канавам, поймам рек и ручьёв в свободное от основной работы время косили траву все труженики «Детскосельского», от директора до уборщиц.

   

Агрономы Д.Ф. Сеначёв, В.Е. Миницев и А.П. Решетняк вели непрерывный поиск более интенсивных кормовых культур. Успешно выдержали испытания посевы кукурузы и подсолнечника на силос. Гектар кормовых угодий стал более продуктивным. Для сравнения: в 1958 году получали 2148 кормовых единиц с гектара, в 1965 – уже 3127 кормовых единиц.

    

Наибольший удельный вес в структуре кормовых культур занимали многолетние травы. Широкое применение получили посевы кормовой капусты на зелёный корм. Её урожайность была 350-400 центнеров с гектара, а себестоимость кормовой единицы составляла 6-7 копеек. Выращивание кормовой капусты позволило продлить зелёный конвейер до декабря и обеспечивало получение высоких надоев.

    

Между укреплением  кормовой базы и развитием животноводства – прямая связь. Но необходимо было преодолеть ещё ряд факторов, негативно влиявших на производство. В начале шестидесятых годов в отрасли по-прежнему не хватало высококвалифицированных специалистов и рабочих, воспроизводство стада велось слабо, было много низкопродуктивных коров. В «Детскосельский» завезли 113 тёлок и нетелей и 5 быков-производителей голландской чёрно-пёстрой породы. Они и стали основой формирования племенного ядра. Целенаправленная племенная работа, которую вели В.А. Горяшин и А.К. Полтавцева, позволила значительно улучшить качество поголовья, повысить его продуктивность и племенную ценность. Существенно улучшился классный состав стада.

    

Совхозное молочное стадо содержалось на трёх фермах: Центральной, Пушкинской и Колпинской. На всех строились дополнительные дворы и реконструировались старые. Шаг за шагом совершенствовалась организация производства. В 1965 году сдача молока достигла 2,6 тысяч тонн, до тридцати процентов повысилась рентабельность продукции.

   

Главный зоотехник В.А. Горяшин предложил выделить специализированные участки: выращивания молодняка, коров-первотёлок и сухостойных коров. На участке молодняка стали получать устойчивые среднесуточные привесы тёлок. Выделение сухостойных коров в отдельный участок дало возможность подготавливать их к лактации и получению полноценного приплода. Отделение коров-первотёлок дало возможность максимально увеличить раздой животных и повысить последующие надои.

    

Совхоз принял участие в проведении проверки качества быков по потомству. Для этого была построена образцовая станция искусственного осеменения крупного рогатого скота, которая позже стала базой областной станции Госплемобъединения.

  

Размещали коров и молодняк по бригадам так, чтобы группы молочного поголовья и племенного молодняка были сконцентрированы в небольшом количестве пунктов. Это, кроме всего прочего, позволило ввести комплексную механизацию производства молока.

  

В 1967 году началась давно назревшая реконструкция Центральной молочной фермы. Как раз в то время в Ленинградской области начали устанавливать молокопроводы. Из-за них возникло немало споров. Сторонники этого новшества утверждали, что молокопроводы на десять процентов увеличат продуктивность коров. Противники считали, что надои уменьшатся, потому что возрастёт нагрузка на каждую доярку, из-за чего исчезнет индивидуальный подход к животным.

   

Тогдашняя хозяйственная практика, несмотря на широковещательные призывы к модернизации, на самом деле не стимулировала руководителей вводить новшества. Реконструкция – дело хлопотное. Работает себе ферма, продукцию выпускает – зачем что-то менять? Однако, чтобы хозяйство не стало убыточным, перемены необходимы. И.С. Шинкарёв психологически был готов к ним. Один из первых комплектов молокопровода был установлен на Центральной ферме «Детскосельского». Уже на стадии монтажа возникли трудности: установка не вписывалась целиком в стены старого помещения. В.С. Никулинский, А.Н. Синдин, И.И. Михеев, Н.П. Раевский и другие рационализаторы придумали, как хрупкие стеклянные трубки перебросить через проход двора: их вмонтировали в защитное приспособление, а кое-где молочные коммуникации проложили в земле, используя бетонированные прикрытия. Попутно устранили и другие конструктивные и технологические неполадки. С вводом молокопровода в эксплуатацию передовые доярки перешли на обслуживание большего числа коров – с одиннадцати до двадцати пяти. Вскоре их примеру последовали и остальные. Новая техника превратила доярок в операторов машинного доения. Теперь можно было организовать работу в две смены. У доярок появились выходные дни.

   

После цеха дойных коров пришла очередь реконструировать подсобные помещения. Чтобы внедрить технологическую специализацию, расширили ряд старых построек. Туда переехали сухостойные и родильные отделения, оснащённые виброкормушками для раздачи кормов. Для новорождённых телят возрастом до десяти дней построили профилакторий на сорок мест. Отсюда окрепший молодняк переводили в переоборудованный телятник. Старые кормушки заменили на кормораздатчик-транспортёр и шесть поилок, организовали беспривязное содержание скота на грубой подстилке. Производительность труда телятниц в итоге выросла в два раза.

    

Был создан замкнутый цикл. Основные процессы производства молока были полностью механизированы. Теперь доярки обслуживали уже двадцать восемь коров. Себестоимость центнера молока колебалась в пределах двадцати рублей, трудовые затраты на его производство снизились до трёх человеко-часов. По тем временам это был неплохой результат, особенно если учесть, что речь идёт о высокопродуктивном стаде. Надой молока на корову приблизился к пяти тысячам килограммов. Вспомним и сравним: в 1966 году, то есть до начала реконструкции, себестоимость продукции была двадцать три рубля, трудовые затраты на центнер – четыре человеко-часа, а надои – 3500 килограммов молока.

   

Молоко – продукт капризный, скоропортящийся. Оно требует идеальной чистоты на производстве и быстрой доставки до потребителя. Для соблюдения всех норм на Центральной ферме был оборудован механизированный молочный завод. Молоко доставляли сюда специализированным транспортом, нормализовали до установленной ГОСТом жирности, очищали, пастеризовали при высокой температуре и затем охлаждали. Ленинградский областной отдел здравоохранения выдал совхозу разрешение на прямые поставки молока в магазины. Это выгодно и потребителю, и самому хозяйству: в продажу поступает гарантированно чистое, свежее молоко, а совхоз получает дополнительную прибыль.

    

Теперь путь от коровы до покупателя выглядел так. Мастер машинного доения с помощью аппарата выдаивал корову, по шлангу молоко попадало в молокопровод. Оттуда – в танк. Для каждой группы коров был свой танк, чтобы доярки ежедневно видели результаты своего труда. Отсюда вакуумный насос перекачивал продукцию на завод. Она взвешивалась, и насос сливал её сначала в накопитель, а затем в охладитель. Там молоко пастеризовали, доводили до определенной температуры, выдерживали и по трубам направляли в хранилище. В конце технологической цепочки было разливочное отделение с дозаторами. Доведённое до необходимой жирности молоко разливали по бидонам и под пломбой отправляли в торговую сеть. Таким образом, к молоку нигде не прикасалась рука человека, было исключено малейшее загрязнение.